Вы находитесь в регионе:

?

Выбор региона

«ЗАБЫТАЯ ИСТОРИЯ: ХРАМЫ УРАЛА»: КАК СНЯТЬ КАЧЕСТВЕННОЕ ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ КИНО И ОСТАТЬСЯ ЧЕСТНЫМ ПЕРЕД САМИМ СОБОЙ

Режиссер Вадим Овчинников рассказал истории 10 церквей с очень разной судьбой
  1. Иван БОЧАРОВ

1.jpg

В сети состоялась премьера фильма «Забытая история: Храмы Урала» от режиссера Вадима Овчинникова

Идея фильма появилась совершенно случайно. В разговоре режиссера – Вадима Овчинникова, и краеведа-энтузиаста Надежды Бурлаковой.

— Она рассказала, что из 500 церквей в нашем регионе сохранилось не более 200. Меня зацепил этот факт. Более того, мы очень совпали в любви к архитектуре. И все это привело к решению снять документальный фильм об исчезающих храмах Урала.

Эта документальная картина снималась, преследуя три цели: запечатлеть те церкви, которые скоро могут быть утрачены, обратить внимание на храмы, как архитектурные жемчужины Свердловской области, и показать, куда можно поехать и что посмотреть на Урале в период усложнившихся заграничных путешествий. В итоге получилось 10 историй церквей с очень разной судьбой и истории людей, жизнь которых связана с этими церквями.

Как прошла премьера?

Первыми картину увидели студенты Лаборатории архитектурного наследия УрГАХУ на закрытом показе в Комплексе 4А. Перед показом режиссеры фильма Артур Погосян и Вадим Овчинников рассказали о съемках.

— Работа над фильмом началась осенью 2021 года. Тогда же появилась идея снять храмы во всех четырех сезонах. Во-первых, это визуально сделало фильм более разнообразным, а во-вторых, мы вложили в это особый смысл: церкви, которые разрушаются мы сняли осенью, те, что скоро будут утрачены – зимой, храмы потихоньку оживающие – весной, а церкви, вокруг которых уже кипит жизнь – летом» - объяснил визуальную концепцию фильма режиссер и оператор-постановщик Артур Погосян.

Также перед показом выступил самый первый зритель, который увидел фильм целиком еще до мероприятия – Михаил Венидимович Голобородский, профессор УрГАХУ, заведующий кафедрой реконструкции и реставрации культурного наследия.

3.jpg

Михаил Венидимович рассказал о своем опыте работы с восстановлением храмов, и пожелал всем, кто участвовал в создании фильма и студентам Лаборатории архитектурного наследия новых интересных проектов, в которых он всегда готов поддержать советом и добрым словом.

После показа фильма его авторы ответили на вопросы студентов Лаборатории и журналистов. Всего в мероприятии приняло участие 30 человек.

Ну а после закрытой премьеры фильм был выложен в открытый доступ в официальном сообществе «Культурное просвещение» Вконтакте. Его уже посмотрели более 30.000 человек! «Хороший фильм! Мотивирующий!», «Ребята, вы делаете очень нужное, очень важное и суперактуальное дело!» — так отзывались неравнодушные зрители после просмотра картины.

- Как проходили съемки?

Для съемок были выбраны 10 храмов Свердловской области. Проводником по их истории и архитектуре стала Надежда Елизарова-Бурлакова, студентка магистратуры УрГАХУ и куратор Лаборатории архитектурного наследия.

В течение 10 месяцев команда проекта вместе с Надеждой Елизаровой-Бурлаковой ездила по самым разным храмам Свердловской области: снимали здания снаружи, забирались внутрь, чтобы снять росписи, разговаривали с жителями деревень, узнавая у них интересные факты из истории храмов. Мы постарались показать церкви с разными судьбами: и те, которые скоро будут утрачены, и те, которые сегодня возрождаются, или действуют как музеи.

2.jpg

— Для меня каждая церковь – это как верхушка айсберга. Начав изучать ее архитектурные особенности, ты переходишь к эпохе ее создания, и в конце концов знакомишься с людьми, строившими храм для себя и своих детей. А сейчас мы встречаем уже дальних потомков неизвестных строителей и заказчиков, которые хранят память о прошлом. Это целые истории, которые часто оказываются невероятно интересными. И это совершенно потрясающе, что появился полноценный документальный фильм о храмах нашей области. Я очень рада была быть частью команды этого проекта!

Каждый храм – по-своему интересен. Вот, например, храм с ангелами в селе Маминское. Он интересен по многим причинам. Во-первых, это необычный вариант сочетания классицизма, русско-византийского стиля и различных элементов русского. Например, здесь можно увидеть нарядную горку кокошников на колокольне, которые своей формой повторяют известный головной убор русских красавиц. А еще здесь над окнами храма и внутри кокошников располагались лица ангелов. Предание гласит, что у каждого из них было свое особенное выражение лица. Если внимательно осмотреть фасады храма, то кое-где ангелов можно увидеть и сегодня.

- Перейдем к практике… Какая должна быть мотивация у человека, который решил начать свой режиссерский путь?

— Мотивация — изменить мир к лучшему или донести какую-то новую мысль до общества. Это главное. Если снимать фильм ради фильма (коих у нас сегодня снимается очень много), с целью заработать денег — то ничего не получится. Да, все мы хотим получить прибыль и все мы хотим кушать. Но первичным должно быть желание что-то изменить.

Например, своим фильмом «Храмы Урала», премьера которого состоялась совсем недавно, мы пытаемся сохранить хоть какую-то память о заброшенных церквях, об этих объектах культурного, архитектурного наследия. Чтобы они остались с нами хотя бы в виде записи… Ну и делаем мягкий намек церкви, чтобы она поняла, что есть объекты, которые нужно отдать под другие нужды. Ни в коем случае не делать из них склады, нет! Есть более гуманные способы сохранить заброшенный храм. Сделав из него, например, музей, библиотеку.

Второй важный момент, который отмечает Вадим: кино должно быть созидательным. Задумайтесь сами: сейчас снимается много банальных фильмов, которые апеллируют к примитивным человеческим чувствам и эмоциям. Если старое советское кино, к примеру, всегда взывало к совести, к сложным размышлениям. Даже фильм Георгия Данелии «Я иду шагаю по Москве», который, по сути, представляет из себя набор этюдов и полудокументальных сцен, и тот наталкивает на мысли: «А что такое дружба?», «А что такое порядочность?», «Как прожить жизнь, не изменяя себе самому?».

— Сейчас снимается много кинолент, который просто развлекают людей. Весь смысл фильма в «ха-ха, нам так весело». Вот режиссеры, снимающие это, как вообще со своей совестью живут? Они себе врут по утрам, смотря в зеркало, называя себя режиссером, и грациозно закидывая шарфик за спину. На самом деле ты – никто. Люди не стали лучше жить, просмотрев твою картину. Ты не дал людям возможность задуматься и изменить свою жизнь к лучшему. Все просто тупо ржали и после просмотра забыли твою работу.

Если задуматься, то даже в фильмах «Марвел» или «ДС» заложен глубокий смысл. Даже во фразе «Я есть Грут» есть этот смысл! Потому что режиссер поработал над этим головой.

Как молодому документалисту понять, что его фильм будет интересен обществу? Ведь ты свою идею можешь любить, но не факт, что ее полюбят люди…

— Во-первых, нужно быть с обществом на связи и на одной волне. У нас куча режиссеров, которые снимают элитарное кино для «псевдо-либеральной» прослойки, которое никому не нужно. Если вы крутитесь в столичной тусовке, кушаете в дорогих ресторанах, и вдруг вам захотелось снять кино о Российской глубинке — вы его не снимете. Для того, чтобы снять документалку о деревне, нужно ехать на местность, и жить там месяц. Если вы хотите снимать о Сибири — садитесь в поезд и поезжайте за 4000 километров от Москвы на полгодика. Только так вы сможете прочувствовать фактуру, и не будете режиссером, оторванным от целевой аудитории.

Снимая фильм «Храмы Урала», мы абсолютно всегда, на каждом этапе проекта были в диалоге со своей аудиторией. Делали посты про проект. Собирали обратную связь. Привлекали фокус-группы.

4.jpg

Нам очень часто предлагают смотреть фильмы, которые далеки от реальности. Мы им не верим. У московского режиссера есть банальное представление о том, что в деревне все глушат водку «из горла», и он показывает это в своем фильме. А мы не верим. Потому что в жизни все иначе.

— Второй важный момент: вы, к моменту решения стать режиссером-документалистом, должны быть начитаны, насмотрены. Ваша рука должна быть набита. У вас, в идеале, должен быть опыт работы с 10-20 фильмами. Только с таким багажом знаний вы сможете донести свою идею до общества, и отнестись с ней с адекватной долей критики. Говоря языком электриков: вы сумеете себя «прозвонить» и понять, где – хорошо, а где надо переделать. Поэтому секрет успеха – это слагаемое многолетнего труда и «не оторванности» от общества. Иначе ваши работы всегда будут элитарными поделками для детсадовских придурков.

Как вы лично на этапе монтажа определяете, хороший фильм получается, или надо переделать?

— Все очень просто: в искусстве «хорошо-плохо» определяется только на чувственном уровне. Ты, как режиссер, смотришь на монтаже картинку, и всегда держишь в голове: что ты хочешь сказать этим зрителю. От этого отталкиваешься и представляешь, каким приемом ты это скажешь, каким монтажом, музыкой, паузой, темпо-ритмом, графикой, метафорическим образом. Смотришь ленту, и понимаешь – динамика заваливается. Надо менять музыку. Или менять ритм. Сокращать логику повествования, не потеряв смысл.

Говоря о монтаже, Вадим дает важный совет молодым документалистам: не экономить на услугах профессиональных монтажеров.

— Мне пишет человек: хочу смонтировать фильм про свою бабушку. А он сам – врач-кардиолог. Я не стал его отговаривать, но мы понимаем, какой это получится фильм: банальное слайд-шоу. Каждый должен заниматься своим делом. Если вы начинающий режиссер – не экономьте на услугах профессионалов. Ведь навык монтажа нельзя натренировать за день или два… 

И фильм «Храмы Урала», премьера которого состоялась в Октябре, Вадим снимал и монтировал с помощью большой команды профессионалов:

— Я не умею снимать видео. Нет, я могу взять камеру, что-то снять. Это будет лучше, чем у большинства людей. Но так, как это делает профессионал, я не сделаю. Я не смогу сам смонтировать фильм. Я – режиссер-монтажа. Но материал я воспринимаю чувственно. Я говорю, что я хочу видеть, а техническую работу выполняет профессионал в нашей команде. Так же я могу подобрать музыку, объяснить, какая она должна быть, какое настроение задавать, но я ведь не смогу написать ее сам. В нашем недавно вышедшем фильме «Храмы Урала» все обязанности я обязательно делегировал профессионалам. Только поэтому фильм получил такой хороший отклик у зрителей… Снять фильм одному – можно, но это будет фильм от врача-кардиолога про его бабушку…

Где найти деньги?

Мы еще летом, когда проект «Храмы Урала» был только на стадии съемок, говорили с Вадимом о получении гранта на производство документального фильма. Там мы в подробностях рассказали, как выиграть конкурс фонда и на примере документального проекта «Храмы Урала» показали, что это проще, чем кажется. А если с фондом не получается?

— Если с фондом не получается – пробуйте еще. Подавайте на следующий конкурс, учитывая ошибки. Но с фондами, конечно, есть сложность. К примеру, в ПФКИ очень сложно заложить в расходы 600 тысяч на недельную экспедицию в Сибирь. Я не смогу прописать в смете палатку, чашку, вилку, горелку, спальный мешок и тысячу других мелочей. А правила этого требуют. Мне проще податься на другой грант, в котором я просто попрошу 600 тысяч, и мне их дадут, не спрашивая на что, ибо там будут меня понимать.

При съемках фильма «Храмы Урала» не требовалось прописывать расходы на длительные и сложные экспедиции. Вадим ограничился выделением 100 тысяч на командировочные расходы. Но даже такой маленький бюджет потребовал подробнейшей детализации каждого шага, вплоть до удаленности объекта, в который планируется командировка, от места дислокации съемочной группы…

5.jpg

— Если с ПФКИ и ФПГ совсем не получается: ну не дают они денег на ваш документальный фильм – пробуйте подаваться на региональные гранты. В каждой области есть свои конкурсы. И в них есть шанс победить. Третье – федеральные министерские гранты, допустим, от Минкульта, Минобразования. Четвертое – краудфандинговые платформы. Мы так делали – у нас получалось. Но суть заключается в том, что это не просто «подал заявку и сидишь ровненько». Это большой труд. То есть краудфандинговая акция у вас идет месяц, и месяц вы должны создавать информационные волны, привлекая внимание к своему проекту для сбора средств.

Кстати, известный фильм «28 панфиловцев» был снят на деньги, собранные с помощью краудфандинговой акции. В 2013 году петербургская студия Libyan Palette под руководством Андрея Шальопа загорелись идеей снять фильм о легендарном подвиге 28 панфиловцев, защитивших Москву от вражеских танков зимой 41-ого. В июне того же года, компании приняла решение о запуске сбора средства через платежную систему «Деньги Online».

Неравнодушные к идее люди распространяли в социальных сетях. В итоге за 2 года существования проект собрал рекордную для российского краудфандинга сумму — 34 527 293 рублей!

— Последний способ – пойти в какую-нибудь организацию и убедить их в том, что вы достойны их спонсорства. Так делает, например, Леонид Парфенов. В 2007 году он сходил в ОАО «Уралкалий» и РАО «ЕЭС России», и получил от них финансирование. В итоге получился четырехсерийный документальный фильм «Хребет России» на заставке которого «светятся» логотипы спонсоров.

У Вадима и такой опыт имеется. Когда-то давно он делал документальный проект по архитектуре города Екатеринбурга, и съемку одной серии поддержали РЖД.

— Способов найти деньги много. Главное – вера в то, что вы сможете сделать крутой продукт, и этой верой доказать это вашему «донатеру».

Мы получили деньги, но меньше, чем планировали. На чем можно сэкономить, снимая документальный фильм в ограниченном бюджете?

— Во-первых, стоит все-таки попытаться найти нужную сумму. Если не выходит, то всегда можно сделать документальный проект проще с точки зрения игровых сцен. Добавить больше архивных фото, и меньше видеоряда. Главное при этом не терять логику повествования. Где-то вместо видео можно добавить графику. Скажу честно: можно сделать фильм не хуже, сэкономив денег. Если у вас с креативом все хорошо, то ваша креативность будет ценной валютой.

Ну и банальный пример, как нехватка денег побуждает мыслить креативно. В Москве и Петербурге у документалистов нет проблем с деньгами. Они не привыкли экономить. Режиссеры из регионов привыкли экономить на всем. И с точки зрения находчивости и смекалки, региональные документалисты на голову выше столичных. Есть куча примеров, когда человек не то, что миллиона – даже 500 тысяч не имея на производство, снимает глубже, динамичнее, профессиональнее унылого страдания московских богатых режиссеров. Говоря о

документальном проекте «Храмы Урала», нельзя сказать, что он снят в сверхбольшом бюджете. Даже с учетом поддержки ПФКИ. Но он снят на высоком качественном уровне, с глубоким смыслом и режиссерским посылом. Все потому, что Вадим умеет работать в условиях ограниченного бюджета и привык использовать креатив, как валюту!

Что можешь посоветовать при отборе команды проекта?

Команда, которая работала на съемках фильма «Храмы Урала» — это коллектив профессионалов, который с Вадимом работает на каждом его проекте с 2009 года. Более 200 снятых фильмов, и каждый раз – одинаковые люди. Это не совпадение. Вадим советует всем поступать так же, и с самого начала искать надежных людей, с которыми можно работать долго.

— Каждый раз собирать новую, чужую, не спаянную, не сработанную команду на фильм — это плохо. Вы посмотрите на многих известных режиссеров – они от фильма к фильму работают с одними и теми же людьми. Когда работает одна команда, у фильмов начинает появляться почерк, стиль, начинают возникать какие-то узнаваемые черты. Взять того же Парфенова — его картины очень похожи друг на друга: по стилю, динамике, подаче. И его фильмы очень востребованы. Поэтому командная работа — это важно.

Как вы поддерживаете энтузиазм и «огонек» в команде с 2009 года?

— Все очень просто. Мы работаем без пауз. И идеи всех проектов мы «рождаем» вместе. Название, содержание – все это командная работа. Мы придумываем вместе, потом защищаем вместе, потом побеждаем на конкурсе, потом реализуем вместе. Нет, с мотивацией у нас никогда не было проблем.

Фильм отснят. Что делать дальше? Как его продвигать?

— Глобальная цель всех документалистов – попасть на международные кинофестивали. Скажу про себя: у меня никогда не было цели попасть на «фест». Более того, на фестивали нас не берут: мы часто не подходим на них по формату. Конечно, мы не документалистика в чистом виде. Да в чистом виде документального кино не существует – оно мертво. Потому что «документалка» – это фиксация нашей жизни. Вот вы в деревню приехали, живете там месяц, и снимаете все подряд. Вас как режиссера вообще в кадре нет. И влиять на картинку вы не должны. Ну а кому будет интересно смотреть, как коровы полтора часа входят в кадр, и полтора часа выходят?

Поэтому первое, где надо продвигать кино – это фестивали, но мы в них не верим. Хотя заниматься этим надо!

Возвращаясь к недавно вышедшему фильму «Храмы Урала», Вадим измеряет его результативность не количеством наград, а отзывами реальных людей, публикациями в СМИ и социальных сетях. Ему важно, сколько людей досмотрели фильм, на скольких людей фильм повлиял, сколько телеканалов взяли в ротацию картину.

— Второе, куда надо стремиться – это онлайн-кинотеатры. Вот, например, ОККО берет нас к себе. Для нас важно там оказаться, чтобы больше людей ознакомились с нашими проектами. ОККО не возьмет картину, если в ней не будет красивой картинки и качественной подачи. Мой вам совет: если вы снимаете кино, стремитесь к тому, чтобы оно попало на федеральные онлайн-кинотеатры. Это будет показателем качества. Как туда попасть? Просто пишите в их редакцию с предложением разместить фильм. Я так сделал, когда был ковид: просто написал, и они разместили 212 наших фильмов.

Как попасть на телеканал?

— Снимать много, снимать качественно, снимать с любовью. Первые 5-6 лет нас вообще не брали на телеканалы. Мы для них были не формат. Потом, с течением времени, начали обращать внимание. Но не нужно звонить по всем телеканалам и предлагать свое кино. Подумайте, кому ваша картина может быть интересна, на какой канал она больше подойдет по смыслу, и обращайтесь туда.

И — главное. Сколько же стоил фильм «Забытая история: Храмы Урала»?

Бюджет фильма «Храмы Урала» составил больше 3 500 000 миллионов рублей. Из них почти миллион – это зарплаты команде проекта. Еще миллион – организация съемок на разных локациях. И более 200 тысяч – оборудование и техника.

Поэтому, если вы начинающий документалист, и только планируете снять свое кино, этот бюджет будет вам полезным для того, чтобы правильно рассчитать свои силы.

— Неважно, какое финансирование у вашего проекта. Важно чтобы продукт был интересный, востребованный, уникальный. Процентов 30 наших фильмов, которые размещены на ОККО, сняты за низкий бюджет. Тем не менее они – качественные. Ну а чтобы рассчитать примерную стоимость проекта, возьмите длительность съемок, допустим, 10 месяцев, определитесь с командой проекта, допустим, 5 человек. Узнайте их среднерыночную зарплату и умножьте это на количество месяцев. Прибавьте оборудование и выйдет примерная стоимость съемки документального фильма.

Какой главный совет можете дать начинающим документалистам?

— Не снимайте длинный фильм. Снимайте так, чтобы это было интересно зрителю. Попытайтесь представить зрителя: что он будет чувствовать, что будет узнавать. Во мне, например, есть черта – я понимаю, как получившееся воспринимает зритель. Я переключаюсь, перерождаюсь в представителя целевой аудитории, и очень критично смотрю. Но «Храмами Урала» я доволен: как со стороны режиссера, так и со стороны зрителя.

Второй важный совет – вы должны испытывать эмоции. Я всегда говорю, что все идет через призму любви. С любовью можно и лед у подъезда рубить так, что это будет красиво. Вы любите свою работу, вам нравится то, какую цель вы преследуете, вы хотите изменить что-то в мире. Это главное мерило. Если вы делаете это потому, что вам нужно бабло – это плохо. Я знаю таких режиссеров, у них глаза потухшие. Они думают: вот мы сейчас смету напишем, найдем деньги, освоим их, а потом уже что-то снимем. Не делайте так – это сделка с совестью.

И третье – прежде, чем что-то снимать – набивайте руку. Копируйте кого-то. Записывайте короткие интервью. Монтируйте. Попробуйте из большого ролика сделать короткий и наоборот. Важно до съемок фильма прожить богатую на опыт и насыщенную жизнь. Без набитой руки снять фильм «с кондачка» у вас, к сожалению, не получится…

Иван БОЧАРОВ

Вам может быть интересно:
Театр и кино
18 Ноября
«ЗАБЫТАЯ ИСТОРИЯ: ХРАМЫ УРАЛА»: КАК СНЯТЬ КАЧЕСТВЕННОЕ ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ КИНО И ОСТАТЬСЯ ЧЕСТНЫМ ПЕРЕД САМИМ СОБОЙ

12 октября 2022 года в сети состоялась премьера фильма «Забытая история: Храмы Урала». Сегодня, впервые после премьеры фильма, Креативно.рф, в формате живого диалога, презентует документальную картину «Забытая история: Храмы Урала», и на основе режиссерского опыта Вадима Овчинникова, рассказывает: как снять хорошее документальное кино и с чего начинать молодому режиссеру?

Театр и кино
16 Ноября
5 ПУНКТОВ, КАК СДЕЛАТЬ ЯРКИЙ СПЕКТАКЛЬ

Рассказываем, как придумать и реализовать театральную постановку, которая не только получит грант на реализацию, но и станет неординарным культурным событием. Именно это удалось Владу Колчину, музыканту, победившему рассеянный склероз. Его история борьбы с болезнью сначала стала книгой, а затем была поставлена на сцене.

Театр и кино
18 Ноября
КИНО О НАРОДЕ И ДЛЯ НАРОДА

Как показать этническое многообразие России

Театр и кино
16 Ноября
РЕКОНСТРУКЦИЯ ЖИЗНИ

Как вовлечь зрителей в исторический быт и культуру

Театр и кино
16 Ноября
ВЛЮБЛЕННЫХ В ИСКУССТВО СТАЛО БОЛЬШЕ

Как организовать киносмотр уникального формата

Театр и кино
16 Ноября
ЛЮДИ ГОВОРЯТ

Как перенести театральный “язык” в кино

Театр и кино
19 Ноября
ПОКАЗАТЬ «БОГАТЫРСКУЮ СИЛУШКУ»

Как организовать уникальное путешествие на “сказочной ладье”

Театр и кино
16 Ноября
КИНО ДЛЯ ВСЕХ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ

Как организовать творческие курсы

Театр и кино
16 Ноября
МЕЧТАЙ!

Как представить в регионе уникальный театр